Меню
  • Главная
  • Разделы сайта
  • Форум
  • Помощь новичкам
  • Все о сайте
  • Картинки
  • Фотогалерея
  • Администрация
  • Обратная связь
  • Великие истории любви / Из жизни известных

    Константин Симонов и Валентина Серова - большое счастье и большое горе

    1 671


     
    Знаменитое стихотворение "Жди меня" Константин Симонов посвятил своей возлюбленной Валентине Серовой. Но красавица актриса совсем не умела ждать, а главное - не хотела....
     
    В 1940 году в «Ленкоме» состоялась премьера спектакля «Зыковы». На сцене блистала звезда труппы, 22-летняя Валентина Серова, уже известная зрителям по кинокартине «Девушка с характером». Громче всех аплодировал эффектный брюнет в первом ряду. Валентина вспомнила, что видела это лицо раньше: молодой мужчина неизменно присутствовал на всех ее спектаклях.

    Настойчивым поклонником оказался Константин Симонов, к тому времени довольно известный советский литератор. В его глазах читались не просто восторг и восхищение, а самая настоящая любовь. Однако Серова отвечать взаимностью не спешила: ведь ее сердце навеки отдано другому - человеку, которого уже нет в живых....
     
    Первая любовь
     

     
    Валентина Васильевна родилась в 1919 году под Харьковом. Ее мама, знаменитая актриса Клавдия Михайловна Половикова, с детства прививала дочери любовь к театру . Отец — Василий Половиков, инженер-гидролог, был репрессирован.
    До школы Валентина воспитывалась в семье деда и бабки на хуторе Пасуньки у города Валки. Когда ей исполнилось 6 лет, они с матерью переехали в Москву. 
     
    .Валентина училась актерской профессии у своей матери в Центральном техникуме театрального искусства в 1933–1934 годах. Так как в техникум принимали только с 16 лет, она подчистила свою метрику, исправив день рождения на 23 декабря 1917 года. Проучившись всего лишь год, пятнадцатилетняя актриса была принята в труппу Театра рабочей молодежи — ТРАМ (будущий Ленком).
     

     
    В это время Валя Половикова первый раз вышла замуж за своего партнера по одному из спектаклей Валентина Полякова. Она привела его в дом матери. Клавдия Михайловна не одобрила выбор дочери. Этот брак продлился недолго, но много позже навредил Валентине.
     
    В 1938 году Валентина Половикова познакомилась с летчиком-испытателем, героем гражданской войны в Испании Анатолием Серовым. Серов — красавец-офицер, обаятельный и остроумный — с первого взгляда влюбился в молодую актрису. Он проводил ее на Ленинградский вокзал в Москве, посадил в поезд. А утром прилетел в Ленинград, чтобы с утра встретить на Московском вокзале.
     

     
    Два дня влюбленный летчик ходил за Валентиной тенью, а на третий сделал предложение. Серов и Половикова расписались 11 мая, спустя 8 дней после знакомства. Их семейная жизнь была очень счастливой. Истребители его эскадрильи кружились над домом любимой, сбрасывая цветы. А сам Анатолий чертил для жены в небе слова: люблю, Валя, Лапа.
     
    В 1939 году к актрисе Серовой пришло настоящее признание. Любовь миллионов зрителей ей принесла главная роль в фильме «Девушка с характером». В то время Валентине Серовой исполнился 21 год.
     
    Актрису вместе с мужем часто приглашали в Кремль. По личному указанию Сталина Серовы получили роскошную пятикомнатную квартиру в Лубянском проезде, принадлежавшую ранее репрессированному маршалу Егорову.
     
    Они были очень счастливы – и старались не думать о том, что квартира эта принадлежала раньше маршалу Егорову, расстрелянному вместе с Блюхером и Тухачевским, и что все вещи в этой квартире остались от прежнего жильца…
    Серова была беременна, она ждала сына. Она очень боялась всякий раз, когда Анатолий уезжал на очередное задание. Она долго помнила тот день, когда он ушел на свое последнее задание – вместе со знаменитой летчицей Полиной Осипенко.
     
    В тот день у нее была премьера. Играли пьесу Максима Горького «Зыковы». Когда она приехала в театр гримироваться, она заметила, что за кулисами полно военных, что все как-то странно на нее смотрят… Иван Берсенев, художественный руководитель театра, зашел к ней в гримуборную и сказал: «Анатолию очень нехорошо…» Она спросила: «Он мертв?» Берсенев ответил: «Он погиб». Это было перед началом спектакля.
     
    Зал смотрел на нее с ужасом: по радио уже сообщили, что на испытаниях погибли Полина Осипенко и Анатолий Серов, а она, превозмогая отчаяние, вышла на сцену, чтобы не срывать премьеру. Спектакль она отыграла прекрасно, смеялась и шутила. Она была настоящей актрисой. 
     
    Это было 12 мая 1939 года. Прах Серова и Осипенко был захоронен в кремлевской стене.
     

     
    Спустя четыре месяца у Валентины родился сын, названный в честь отца Анатолием, который как две капли воды был похож на отца. 
     

     
    Ребенка воспитывали няньки, сама же Валентина с головой ушла в работу. А 5-комнатные апартаменты сменила на скромную квартирку, лишь бы не думать об утраченном счастье, не вспоминать, как в небе над их домом самолет любимого мужа вычерчивал ее имя...
     
    В Кремле на правительственных приемах Сталин сажает ее и вдову Валерия Чкалова рядом с собой. Вдовы героев были в большом почете.
     
    В 1939 году к Валентине Серовой пришла всесоюзная известность. На экраны страны вышел художественный фильм «Девушка с характером», где она сыграла главную роль. Впоследствии актриса Л. Пашкова вспоминала: «Кинотеатры, где демонстрировался фильм „Девушка с характером“, брались штурмом, в театры на ее спектакли невозможно было достать билеты…»
     

     
    Очередной громкий успех мог ожидать Серову через два года после выхода картина «Девушка с характером», но фильм «Сердца четырех» (1941), где Валентина сыграла главную роль, был запрещен к показу как «низкопробный и идеологически пустой», и его премьера состоялась только в конце войны – в январе 1945 года.
     

     
    Тогда на кинематографическом небосклоне царили Любовь Орлова и Марина Ладынина. Серова по праву встала рядом с ними. Но ее героини, в отличие от героинь Орловой и Ладыниной, могли быть не только мечтой – они приходили из реальной жизни. Что бы она ни играла, она привносила в свои роли волнующую и человеческую тему преодоления – помимо комедийности, на которую в те годы, как и всегда, впрочем, был повышенный спрос.
     

     
    В 1939 году в Ленкоме Серафима Бирман поставила пьесу Горького «Зыковы», где роль Павлы замечательно исполнила Валентина Серова. Именно в этом спектакле её и увидел Симонов.
     
    Встреча 

    9:15374



     
    Кирилл Симонов родился в 1915 году. Его мать Александра Леонидовна Оболенская, по второму мужу Иванишева, происходила из знатного княжеского рода. Симонов никогда не вспоминал о своем настоящем отце, но всегда с почтением и любовью отзывался об отчиме, блестящем офицере, герое японской и германской войн.
     
    Кирилл Симонов получил хорошее образование. Повзрослев, юноша изменил свое имя на Константин, потому что не выговаривал звуки «р» и «л» (совсем маленьким мальчиком, подражая отчиму, он решил побриться опасной бритвой и неосторожно чиркнул себе по языку).
    Переехав с родителями в Москву, он устроился рабочим на Межрабпомфильм. Тогда же юноша начал писать стихи.
     
    Константин Симонов до встречи с Валентиной Серовой был женат дважды. Первый раз – на Наталье Викторовне Типот, дочери знаменитого режиссера-эстрадника Виктора Типота: они прожили вместе недолго и сохранили дружеские отношения.
     
    Второй раз – на интеллигентной и умной Евгении Ласкиной. В 1939 году она родила ему сына Алексея. Ласкина много лет проработала завотделом поэзии журнала «Москва», ее знали и любили многие поэты, друзья Константина…
     
    Все осуждали его за то, что он бросил жену с новорожденным сыном, влюбившись в красивую актрису. Но Симонов просто не мог оставаться с Ласкиной: в его жизни отныне существовала только одна женщина – Валентина Серова. Ласкина не то чтобы простила… Но никогда не препятствовала общению сына с отцом.
     

     
    Он ушел из семьи, хотя Валентина была категорически против этого. Несмотря на близкое знакомство с писателем, красивая актриса оставалась холодна к нему, и он, бросая вызов судьбе, решил стать своим человеком в театре. Специально для Валентины Симонов написал пьесу «История одной любви», где Серова сыграла главную роль.
     
     В 1940 году Симонов написал пьесу «Парень из нашего города». Прототипами главных героев стали Валентина Серова (Валя) и ее муж Анатолий (Лукашин). Но актриса отказалась играть в новом спектакле. Слишком тяжела была боль утраты от потери любимого мужа. Сердце Серовой все это время оставалось незанятым — актриса могла предложить Симонову только искреннюю дружбу.
     
    Поэт любил искренне, не обращая внимания на сплетни и слухи. О ее похождениях и громких романах судачили все кому не лень. Коллеги по театру и знакомые считали актрису ветреной и пустой, поскольку она не умела и не хотела сдерживать свои порывы и страсти. Но молодой поэт любил ее именно такой, вопреки всему, вопреки самому себе.
     

     
    Их отношения сразу же стали достоянием общественности. Некоторое время спустя писателю удалось добиться расположения ее сына Толика, и материнское сердце дрогнуло. Несколько лет они прожили в гражданском браке.

    Когда началась война, Симонов стал военным корреспондентом. Любовь вдохновляла Симонова в творчестве. Ярким посвящением стало стихотворение «Жди меня».

    11:6147



    Мария, дочь Симонова и Серовой, рассказывает: «Оно было написано в начале войны. В июне — июле отец как военкор был на Западном фронте, чуть не погиб под Могилевом, а в конце июля ненадолго оказался в Москве. И, оставшись ночевать на даче у Льва Кассиля в Переделкине, вдруг в один присест написал «Жди меня».
     
    Печатать стихотворение он сначала не собирался, считал его слишком личным и читал только самым близким. Но его переписывали от руки, и когда один из друзей сказал, что «Жди меня» — его главное лекарство от тоски по жене, Симонов сдался и решил отдать его в печать».
     

     
    В 1942 году вышел в свет сборник стихов Симонова «С тобой и без тебя» с посвящением «Валентине Васильевне Серовой». Книжку нельзя было достать. Ни один поэт в те годы не знал столь оглушительного успеха, какой познал Симонов после публикации «С тобой и без тебя».
     

     
    Поэтесса Маргарита Алигер писала: «Симонов сумел угадать самое главное, самое всеобщее, самое нужное людям тогда и тем помог им в трудную пору войны».
     
    Валентина никогда не была роковой, коварной обольстительницей, от скуки играющей человеческими судьбами и легко разбивающей сердца. Просто она не могла полюбить поэта так, как он ее. 
     
    В каждом стихотворении чувствовалась боль любящего, но не познавшего ответную любовь сердца. Автор, он же лирический герой, стремился к родству душ, а получал лишь ночную страсть, тающую под утро.
    Ты говорила мне «люблю»,
    Но это по ночам, сквозь зубы,
    А утром горькое «терплю»
    Едва удерживали губы...
     
    Симонов ощущал себя ненужным, отвергнутым, но не сдавался, пытаясь завоевать самое главное — женскую любовь.
    Будь хоть бедой в моей судьбе,
    Но кто б нас ни судил,
    Я сам пожизненно к тебе
    Себя приговорил.
     
    В 1943 году вышел на экраны фильм «Жди меня», сценарий для которого написал К. Симонов. Благодаря этой кинокартине актриса при жизни стала живой легендой. Этот фильм рассказывал о верности в любви и дружбе, пронесенной сквозь суровые испытания войны. Но, как уже говорилось, реальная жизнь Валентины оказалась совсем не такой, как судьба ее героини. Она не умела, не хотела и даже не пыталась научиться ждать…
     

     
    Внезапная любовь
     
    Весной 1942 года Серова в составе концертной бригады выступала перед пациентами госпиталя. В одной из отдельных палат которого проходил лечение небезызвестный Константин Рокоссовский – будущий Маршал Советского Союза.
    Валентину попросили выступить перед ним, и она вошла в его палату. Посмотрев выступление, Рокоссовский стал задавать Валентине вопросы, рассказывать о себе, и уже на следующий день Серова вновь пришла к нему в палату. На этот раз не выступать, а просто насладиться общением с этим умным и надежным 46-летним мужчиной.
     
    Вскоре обыкновенное знакомство переросло в большое чувство. Серова буквально потеряла голову, да и будущий маршал был от нее без ума. Ради своей новой любви Валентина Васильевна была готова бросить все: гражданского мужа, театр. 
     

     
    Но Рокоссовский, в отличие от нее, рассуждал трезво, прекрасно понимая всю зыбкость их отношений.
     
    Стоит заметить, что хотя во время войны кремлевские руководители смотрели сквозь пальцы на фронтовые увлечения полководцев, но этот случай был особенным: любовницей будущего маршала стала не какая-нибудь медсестра или врач, а знаменитая актриса. И если Серова официально не была замужем, то Рокоссовский состоял в законном браке.
     
    Об их связи вскоре заговорили все, и изначально было ясно, что их отношения ни во что серьезное вылиться так и не смогут.
     
    Сталину не понравился этот громкий и скандальный роман. Во время личной встречи с Рокоссовским вождь всех народов задал вопрос: «Как вы полагаете, чья жена артистка Серова?» Генерал ответил: «Константина Симонова». «Вот и я так думаю», — ответил Сталин.
     

     
    В 1946 году Рокоссовский и Серова расстались: маршала направили служить сначала в Северную группу войск, а затем и вовсе за пределы СССР – в Польшу, где он занял должность министра обороны. А растерянная Валентина осталась в Москве со своей семьей.
    Любовный треугольник, который в шутку называли ССР (Серова, Симонов, Рокоссовский) распался. После разрыва с дорогим Костей Серова еще долго хранила золотые часы с надписью: ВВС от РКК.
     
    Симонов, оказавшись мудрее всех, простил свою музу. Ведь он, в отличие от других, умел ждать. Он сделал Валентине предложение, которое она приняла. Трудно объяснить причины этого поступка. Прекрасные стихи влюбленного поэта, желание простого женского счастья, уюта, отца для подрастающего сына или тот факт, что Рокоссовский никогда не сможет быть с ней рядом, повлияли на ее решение.
     
    До конца войны Константин Симонов, часто выезжающий по делам газеты на фронт, чуть ли не ежедневно писал любимой жене: «Нет жизни без тебя. Не живу, а пережидаю и считаю дни... Верю, как никогда, в счастье с тобой вдвоем. Я так скучаю без тебя, что не помогает никто и ничто...»
     

     
    Их брак казался образцовым. Оба были красивы, знамениты, обласканы Сталиным. Супруги переехали в роскошную квартиру на улице Горького, где один зал только занимал около 60 кв. метров.
     
    На даче в Переделкино специально для Серовой оборудовали бассейн, казавшийся немыслимой роскошью в то голодное время.

    В 1946 году актриса получила Сталинскую премию за роль в фильме «Композитор Глинка» и удостоилась звания заслуженной артистки СССР. Ей было всего 29 лет, и она вряд ли могла предположить, что на этом счастливая, по крайней мере внешне, полоса ее жизни подошла к концу. Симонов был просто счастлив. Его мечта почти осуществилась: Серова была с ним.
     


    В 1946 году, выполняя поручение правительства вернуть писателей-эмигрантов, Симонов отправился во Францию. Будучи в Париже, Симонов представил любимую жену Ивану Бунину, Тэффи, Борису Зайцеву. Бунин был очарован Серовой, и она якобы успела шепнуть ему, чтобы он не вздумал возвращаться себе на погибель. Так это или нет, конечно, неизвестно, но больше жену в зарубежные вояжи Симонов не брал.
     
    «1946 год еще больше упрочил ее славу и положение среди первых советских звезд, – вспоминала актриса И. Макарова. –  У нее есть дом в Переделкине и роскошная квартира на улице Горького, где жизнь поставлена на широкую ногу – две домработницы, серебристый трофейный „виллис“ с открытым верхом, который она водит сама, шумные застолья, которые собирают „всю Москву“. Ее имя и союз с Симоновым, как и полагается, окружены молвой, разноречивыми слухами, сплетнями. Оба они слишком заметные и яркие люди, чтобы оставаться в тени. Говорят, что он влюблен в нее уже не так, как прежде. Говорят, что у нее были романы, и он об этом знает…»
     

     
    После войны началась вторая волна борьбы с космополитизмом, в которой Симонов вынужден был принять активное участие. Он выступил на открытом собрании, когда вышло постановление о литературных и театральных критиках. Валентина Васильевна очень переживала из-за происходящего, ведь большинство из тех, кого клеймил ее муж, были ее друзьями. 
     
    Валентине Васильевне все тяжелее приходилось в жестких официальных рамках. Не обладая сильной волей, она не смогла уйти от мужа, которого не любила, постепенно вступив на путь саморазрушения. К этому ее подтолкнула и трагедия, случившаяся с сыном.
     
    Анатолий с детства был предоставлен самому себе. Его воспитанием занималась не мать, а специально нанятые няньки. Отчим относился к нему прохладно, если не сказать с неприязнью. Характер у парня был сложным, дерзким и упрямым. Мальчишка плохо учился, прогуливал школу. Часто, становясь свидетелем веселых застолий, он так и засыпал за столом под звон бокалов.
     
    В 14 лет Анатолий начал выпивать. А спустя некоторое время вместе с компанией таких же шалопаев, как и он сам, разгоряченный спиртным, ограбил и поджег чужую дачу. Анатолия Серова отправили в колонию. А Симонов даже пальцем не пошевелил, чтобы чем-нибудь помочь своему пасынку. 
     
    Это была его роковая ошибка. Серова так и не смогла простить этого ни мужу, ни себе. Из колонии Анатолий вернулся еще более нервным и неуправляемым. Он продолжал пить и хулиганить. А лишившаяся духовной опоры мать не в состоянии была с ним справиться, и все чаще прикладывалась к спиртному....
     
    К тому же в театре для нее почти не осталось ролей. Типаж «девушки с характером» ушел в прошлое. В 1949 году Серова ушла из Театра имени Ленинского комсомола, где она прослужила четырнадцать лет. 
     
    Пройдет еще восемь совместных с Симоновым лет. В 1950 году  них родится дочь Маша, Серова снимется в фильме «Бессмертный гарнизон» по сценарию Симонова. 
     
    Фильм снимал Александр Столпер, обожавший Симонова и переживший всю его личную драму. Серову Александр Борисович возненавидел – он считал, что она мешает съемкам, приезжая на съемочную площадку в ненормальном состоянии; но, когда фильм был снят, признался, что Серова очень хороша. «Актриса она талантливая, тут ничего не скажешь», – признавался он. Симонов был счастлив.
     
    Он еще довольно долго будет радоваться ее успехам, ее любви к сцене, без которой она не могла жить.

    19:20135



    Но наступит день, когда он напишет ей: «Люди прожили вместе четырнадцать лет. Половину этого времени мы прожили часто трудно, но приемлемо для человеческой жизни. Потом ты стала пить… Я постарел за эти годы на много лет и устал, кажется, на всю жизнь вперед…»
     

     
    Симонов еще пытался наладить жизнь. Он содействовал тому, что ее зачислили в Малый театр, который был ей чужд. Ее приняли там очень холодно – все в ней раздражало консервативных актеров Малого, самого нетерпимого из российских театров, – шубы, «Виллис» с шофером, Симонов, который постоянно ждал ее у выхода…
    Она сыграла в Малом театре единственную роль – Коринкиной в «Без вины виноватые». Серова не любила ни эту роль, ни этот спектакль. Однажды она пришла на спектакль «не в форме». Старые актрисы Малого театра были возмущены, они затеяли товарищеский суд над Серовой. Она сидела молча, бледная, глубоко несчастная, и покорно слушала все, что говорили в ее адрес.
    «Да, вы правы, вы правы», – шептала она. После собрания в фойе театра появился Симонов, поднял заплаканную Серову на руки, снес по лестнице, усадил в машину и увез. Больше она в театре не появлялась.
     
    Завидовали ей все и всегда, даже мать – Клавдия Половикова. Талантливая актриса, но очень недобрый человек, которая плохо относилась к дочери и ревновала к ее успеху.
     
    Серова поступила в Театр им. Моссовета, где проработала девять лет. За все это время она получила лишь одну стоящую роль – Лидию в пьесе «Сомов и другие». Она играла в очередь с Любовью Орловой и своей игрой вызывала восхищение и публики, и критики, и коллег по театру.
     
    Карьера Валентины Серовой завершилась в 1950-е годы. Так, с 1950 по 1973 год она снялась лишь в пяти фильмах, причем все ее роли были эпизодическими. Их скорее можно назвать подачками со стороны режиссеров вконец опустившейся, без гроша в кармане актрисе. Поэтому и киносписок Серовой довольно короткий: 11 фильмов, из которых только в трех ей доставались главные роли.
     

     
    Опустившуюся женщину старались не замечать. Немаловажную роль в том, что болезнь актрисы стала достоянием гласности, сыграл ее первый муж Поляков.
    Решив отомстить бывшей жене, он развил бурную деятельность, уличая Серову в алкоголизме. Было понятно, что Валентина Васильевна переживала глубокий душевный кризис, а Поляков скроил из этого целое дело, подтолкнув актрису к дальнейшему саморазрушению.

    Симонов боролся за свою любовь, всячески пытался помочь Валентине, заставлял лечиться. Но все старания оказались напрасны, болезнь зашла слишком далеко. Ослепительная красота любимой, когда-то поразившая его, таяла на глазах. Отчуждение между супругами нарастало.
     
    Смерть Сталина стала ощутимым ударом для Симонова. В это время писатель сам нуждался в поддержке, а вместо помощницы и близкого друга имел рядом с собой опустившуюся алкоголичку.
     
    В тот год, когда Маша Симонова пошла в первый класс, ее родители развелись. Он устал от ее нервных срывов, пристрастия к питью, от того, что в доме не было покоя. Еще до того, как они окончательно расстались, Симонов написал безжалостные строки (они были им опубликованы):
    Я не могу тебе писать стихов —
    Ни той, что ты была, ни той, что стала.
    И, очевидно, этих горьких слов
    Обоим нам давно уж не хватало…
    Упреки поздно на ветер бросать,
    Не бойся разговоров до рассвета.
    Я просто разлюбил тебя. И это
    Мне не дает стихов тебе писать.
     
    Супруги официально расстались в 1957 году. Еще в 1956 году Симонов ушел к вдове своего товарища, Ларисе Жадовой, удочерил ее дочь Катю, а затем у них родилась обожаемая дочка Саня.
     

     
    «Он еще долго писал ей, — говорил Виталий Вульф, — объяснял, что разлюбил, сообщал, что если встретит человека, которого полюбит, то, не колеблясь, свяжет с ним свою жизнь, советовал и ей выйти замуж, желал ей счастья и того, чтобы она «не разрушила еще одну жизнь так, как уже разрушила один раз».
    Но, судя по всему, забыть ее он не сумел, хотя делал все возможное и невозможное, чтобы стереть из памяти ту страсть, что сжигала его. 
     
    Лирических стихов он больше не писал, с дочерью Машей был нарочито сух, имя Серовой не произносил никогда. Все было давно кончено. У него был свой дом, новая семья, жена, дети. 
     

    Симонов с дочерью Александрой
     
    Только почему-то, когда Алла Демидова, готовясь к съемкам в фильме Алексея Германа «Двадцать дней без войны» по сценарию Симонова, сделала себе грим Серовой, он разозлился не на шутку, разволновался и потребовал, чтобы Демидову сняли с роли. Нику в фильме сыграла Людмила Гурченко…
     
    После развода Симонов разменял их шикарную квартиру, и бывшая жена оказалась в коммуналке, куда стали наведываться такие же выпивающие соседи и приятели.
     
    Она пила – страшно, отчаянно. Последние годы ее жизни ничем не напоминали о том, что когда-то эта, всеми брошенная женщина, принадлежала к элите. Она была не столько постаревшая, сколько сломленная и спившаяся. Все те люди, кто пил за ее здоровье в хлебосольном симоновском доме, теперь отвернулись от нее. Она узнала и безработицу, и нужду, и унижения.
     
    Ее дочь вспоминала, что в те годы Серова была ожесточенной, совершенно потерянной, загнанной в угол. На дворе стоял 1975 год, а последняя серьезная работа в кино осталась у Серовой в 46-м. Она числилась в штате Театра киноактера, в котором у нее не было работы, и изо дня в день слышала только одно: «Нет, Валечка, для вас нет ничего».
    А Серова верила — или хотела верить — что она все еще нужна. «Простите меня за настырность, — будет писать актриса в ЦК КПСС, — но больше нет сил висеть между небом и землей! Всю грязь, которую на меня вылили, я не могу соскрести с себя никакими усилиями, пока мне не помогут сильные руки, которые дадут работу и возможность прежде всего работой доказать, что я не то, чем меня представляют. Я готова на любой театр, только бы работать. Я недавно прочла несколько отрывков и статей о бывших преступниках, возвращенных к жизни, которым помогли стать людьми дружеские руки, добрые человеческие отношения, доверие. Неужели я хуже других? Помогите… Глубоко уважающая Вас В. Серова».
     
    Но ответа не было. И тогда женщине приходилось снова распродавать личные вещи, драгоценности. Все деньги уходили на выпивку.
     

     
    Как-то удержаться на плаву и не опуститься окончательно бывшей актрисе помогал ее отец. Он нашел для дочери лучших врачей, убедил Симонова разрешить ей видеться с Машей. Его стараниями Валентине Васильевне было позволено ежемесячно снимать со сберкнижки небольшие суммы, чтобы хоть как-то сводить концы с концами.
     
    О том, какой была жизнь некогда знаменитой актрисы в тот период, писала и актриса И. Макарова: «Несчастья преследовали ее и последние годы. Болезнь, долгие, изнурительные курсы лечения, сын Толя, хронический алкоголик, чудом избежавший тюрьмы, бесконечные суды с матерью, которая в расчете на симоновские алименты вознамерилась лишить Валю материнских прав. Машу отобрать не удалось, но чего ей это стоило! Что могло ее спасти – так это какая-нибудь хорошая роль, серьезная работа. Но призрак скандала, незримо присутствовавший за ее спиной, дурная молва и плохой диагноз, о котором все помнили, закрывали перед ней двери киностудий и столичных театров. К тому же ни для кого не было секретом, что Симонову неприятно любое упоминание имени Серовой, любое ее появление на сцене и экране. Об этом знало начальство, об этом знала она».
     
    В 1966 году умер отец Валентины Васильевны. Потеряв последнюю надежду, она ушла в запой. В 1968 году скончался Рокоссовский. Мария Симонова, вспоминая о том времени, писала, что увидела на лице матери «страшную маску горя и скорби».
     


    В 1975 году от алкоголизма умер сын Серовой Анатолий. Ему не исполнилось тогда и 36 лет. Незадолго до смерти он решил восстановить отношения с матерью и принес ей огромный букет роз. Но один из проходимцев, живущих в ее квартире, не пустил его на порог. На похоронах сына Валентина Васильевна так и не появилась, уйдя в очередной запой.
     
    10 декабря Валентина Васильевна отправилась в театр за зарплатой. На улице услышала за спиной: «Это кто, Серова? Та самая? А я думала, она умерла». Что было дальше, не знает никто.
    Приятельница актрисы Елизавета Конищева, безуспешно пытаясь дозвониться до Валентины, отправилась к ней домой. Открыла дверь своим ключом и в ужасе отшатнулась. В коридоре полупустой, как будто нежилой квартиры, лежало некогда божественное тело некогда безумно обожаемой женщины.
     


    Позднее ее дочь, Мария Симонова, написала об этом так: «Умерла она одна, в пустой, обворованной спаивающими ее проходимцами квартире, из которой вынесли все, что поддавалось переноске вручную». 
     
    Прощание с телом Серовой состоялось в Театре-студии киноактера. Симонов, отдыхавший в те дни в Кисловодске, на похороны бывшей жены не приехал. Он прислал лишь букет из 58 роз, но ей так и не исполнилось 58. А мать актрисы, Клавдия Политковская, пробыла на похоронах дочери недолго: постояла возле гроба и ушла, не поехав даже на кладбище.
     
    Ни некрологов, ни статей в газетах не последовало – лишь коротенькое извещение в газете «Вечерняя Москва». Панихида была в Театре киноактера. Народу было немного, все стояли в пальто и ждали, когда начнется гражданская панихида. А она все не начиналась – кто-то должен был приехать, то ли из Союза кинематографистов, то ли из Госкино СССР…
    И вдруг за кулисами включили магнитофон, и зазвучал голос Серовой, исполняющей песню из кинофильма «Жди меня». Мгновенно началась панихида, люди выходили к гробу и говорили – с нежностью, болью, обидой, горечью…
     

     
    Константин Симонов пережил Валентину Серову на четыре года. Перед смертью в 1979 году писатель попросил дочь вернуть все его письма, которые он писал любимой. Мария Симонова привезла в больницу несколько сотен писем.
     
    Когда через несколько дней она опять навестила отца, тот был подавлен и разбит.

    27:21591

    Мария вспоминала, что в этот день отец с горечью проговорил: «Не хочу, чтобы после моей смерти чужие руки копались в этом… Прости меня, девочка, но то, что было у меня с твоей матерью, было самым большим счастьем в моей жизни… И самым большим горем…Я думал, что все ушло. И вдруг все вернулось ко мне, я все пережил заново, словно это происходит сейчас…».
     

    Маша - дочь Константина Симонова и Валентины Серовой
     
    После этого Константин Симонов уничтожил все письма.
    Он так и не узнал, что перед тем, как отдать письма, за одну ночь дочь успела переписать лучшую часть этих прекрасных признаний в любви ее отца – откровений двух людей с горькой судьбой, героев яркой и трагической истории любви.
     
    Смерть Симонова наступила 28 августа 1979 года. Похороны Симонова, известного и любимого многими литературного деятеля, прошли незаметными. 2 сентября родные Симонова забрали его прах и отвезли в Беларусь, чтобы развеять над Буйничским полем около Могилева, как завещал писатель.
     

    Памятный камень Константину Симонову на месте, где был развеян прах


    29:2919



    • Не нравится
    • +1
    • Нравится

    ЕЩЕ НА ЭТУ ТЕМУ:

    Константин Хабенский - судьба подарила ему две любви

    Константин Хабенский - судьба подарила ему две любви

         Константин Хабенский открытый, честный, очень искренний. В его жизни были взлеты и падения, яркие вспышки счастья и черные провалы горя. Несмотря ни на
    О чем молчала Валентина Толкунова...

    О чем молчала Валентина Толкунова...

        Загадочная полуулыбка, жемчуг в волосах, королевская сдержанность и королевская осанка – такой поклонники запомнили Валентину Толкунову.   В 2010 г. ее

    ВАС ТАКЖЕ ЗАИНТЕРЕСУЕТ:

    1. Кажется, не всё было только черно в долгие последние годы. После возвращения Рокоссовского из Польши в Москву в 1956 г. Серова вновь оказалась около маршала. Они жили в уникальном особняке на Таганке, выделенном Рокоссовскому в качестве резиденции (Рюмин пер., дом Беляева).

      Был то ли анекдот, то ли сплетня. Об отношениях маршала и артистки доложили Сталину и спросили: «Что с ними теперь будем делать?». Сталин вынул изо рта трубку, чуть подумал и сказал: «Что будем, что будем… Завидовать будем!». 


    2. Интересное дополнение! Не знала о таком факте))


    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    РАЗДЕЛЫ САЙТА
    Кто онлайн
    
    Всего на сайте: 44
    Пользователей: 3
    Гостей: 41
    JerodGare Keganoi Rogereagen
    РЕКЛАМА
    ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕМЫ
    по просмотрам по комментариям
    МЫ В СЕТЯХ
    soc soc soc soc soc