Лакримоса. Олег Бондаренко
12.07.2022 246 0

Лакримоса. Олег Бондаренко

Рассказы и истории
В закладки
 
 
Он был необычным дельтапланеристом. Знаете, есть люди, увлечённые своим делом. Есть влюблённые. А есть, как говорится, от Бога. У этих людей совсем другое выражение в глазах и живут они по-другому.
Вот таким он и был, Лакримоса (Lacrimosa).
Почему его так называли? Очень просто, сейчас расскажу.
Он посещал клуб, в котором летали профессионалы и, кроме того, они подрабатывали тем, что возили решившихся рискнуть туристов. Что позволяло хозяину клуба содержать всё оборудование в порядке, платить зарплаты и давать рекламу.
Сам клуб располагался на одном из плато, прилегающем к трассе прямо у начала Гранд каньона. Место очень опасное и поэтому тут держали только специалистов самой высокой квалификации.
Лакримоса не был работником клуба. Не был он и богатеньким бизнесменом, приезжающим сюда на выходные, чтобы прыгнуть разок и потом хвастаться перед сослуживцами до следующих выходных фотографиями и видео. Не был он и туристом. Он просто жил и работал неподалеку.
Он появился однажды со своим стареньким дельтапланом и котом. Да, да. Вы не ошиблись, дамы и господа. Именно котом, которого звали Тим. И был Тим красивенным тайцем, косившим обоими глазами.
И, естественно, эта парочка сразу привлекла к себе внимание. Пока все спорили о том, собирается ли он прыгать с этим старьём и котом, или просто появился, чтобы снять клип о себе, Лакримоса собрал свой старенький дельтаплан, прицепил к себе сумку, куда поместил кота и.... Можете мне верить или нет, но после этого надел наушники себе и Тиму, разбежался и рухнул вниз. Камнем.
Вздох ужаса пронёсся по толпе зрителей.
Они бросились к краю площадки, выступавшей с обрыва для старта дельтапланов, ожидая увидеть внизу груду спутанных и поломанных трубок и окровавленное тело там, на дне каньона, Великого Гранд каньона, видевшего миллионы лет десятки, нет, сотни смертей смельчаков всех видов.
Но тут....
Птицей с трепещущими крыльями он взмыл вверх. Почти вертикально. И крик, полный восторга и восхищения, вырвался из ртов людей смотревших вниз. Он летел. Нет, он парил. Он так. Так… Так…
Будто он был птицей, прилетевшей из глубоких веков. И полёт его был прекрасен. Как только может быть прекрасен полёт свободного существа. Свободного от земных пут, от пут страха и сомнения, от пут земных забот и желаний.
Он жил. Жил. Там, в высоте. И люди, стоящие на земле, следили за ним, затаив дыхание. А некоторые, которые понимали, плакали. Потому что, никогда-никогда им не достичь этого. Никогда. Так плачут люди, которые вдруг поняли всю тщету своих стремлений и бессмысленность желаний, да и самой жизни.
А когда он приземлился, все бросились к нему и долго-долго обнимали, фотографировались рядом с ним и котом. И говорили, говорили, говорили, говорили.
А потом кто-то спросил.
- А что за музыку вы с котом слушали?
И он ответил.
-Я люблю слушать, Lacrimosa.
Так его и прозвали – Лакримоса. И никто не удосужился поинтересоваться его настоящим именем. Он для всех навсегда остался Лакримосой.
Хозяин клуба вскоре запретил ему прыгать с площадки. Он боялся, что Лакримоса разобьётся из-за своего старенького дельтаплана. И тогда он взял в банке ссуду и купил нечто совершенно особенное. Это был аппарат невероятной стоимости и красоты. С ярко-красным полотнищем, на котором был изображен орёл, парящий в воздухе.
И туристы, да что там туристы. Спецы, бизнесмены и просто зеваки приезжали издалека, чтобы увидеть полёт Лакримосы и его знаменитого кота.
Все уважительно стояли в стороне и снимали на телефоны и фотокамеры, как он собирает свою красную птицу, надевает наушники себе и коту, сажает того в специально для этого сделанную корзинку и...
Взмывает. Отчаянной кроваво-красной птицей к самым облакам. А потом падает вниз к самым обрывам и острым камням. А в последнюю секунду, вместо того, чтобы разбиться о беззвучные и безразличные камни Гранд каньона, он каким-то седьмым чувством понимает, что пора, и делает еле заметный поворот. И неизвестно откуда взявшийся поток воздуха, подхватывает их и поднимает вдоль отвесной скалы.
Он стал притчей во языцех. И эталоном для всех. Дельтапланеристы со всей страны съезжались, чтобы посмотреть на его пируэты и падения. И у всех всегда был один вывод.
Совершенно ненормальный человек. Не от мира сего. Смертник. Дурак. Идиот. Больной.
Но, знаете.
Можете ли вы представить себе, чтобы эти слова произносились с уважением, почтением и почти страхом? Так вот, представьте.
Они всегда подходили к нему потом. Но в его глазах был такой восторг и такое вдохновение, что они не находили, что сказать. И потупив головы, отходили в сторону. А он складывал свой дельтаплан и уезжал.
Спецы вздыхали и смотрели ему вслед. Они то понимали, что это дар от Бога. И это то, что нельзя ни купить, ни получить бесконечными тренировками. Что для этого должна петь душа.
Ну так вот, дамы и господа.
Я хочу рассказать вам о последнем дне Лакримосы и его кота Тима.
Единственное время, когда Лакримоса не летал, это было время грозы. Он не боялся. Нет. Наоборот. Он приезжал иногда незадолго перед ней и прыгал. А потом дождавшись, когда она приблизится, он делал резкий разворот на 180 градусов и летел, как истребитель, используя первый порыв. Никто, разумеется, кроме него, не мог повторить этот подвиг. Да и никто не решился бы. Ведь это было верное самоубийство.
Да, самоубийство для всех, но не для Лакримосы.
Так было и в этот раз. Вдалеке собирались тучи. И вскоре они грозили закрыть Солнце и обрушить на землю потоки воды и ревущий ветер. Лакримоса собрал свой дельтаплан.
И тут все стоящие вокруг вскрикнули в совершеннейшем изумлении. Там, на краю неба, где собиралась гроза, сверкали огромные молнии и гремел гром, возникла огромная тарелка.
Вернее, будто тарелка, слегка наклонённая вправо и вниз. Это был огромный объект, размером не меньше мили в поперечнике. И люди стоявшие на краю обрыва, возле пусковой площадки, стали снимать происходящее на телефоны.
А я смотрел на Лакримосу. Он видел тарелку. Видел и улыбался каким-то своим мыслям. Но его кот. Его верный Тим почему-то не хотел идти к дельтаплану. Он заупрямился, и схватив своего человека передними лапами за ногу, прижался к ней.
Лакримоса наклонился к нему и погладил.
- Мой хороший, - сказал он. - Мой любимый Тим. Ты ведь тоже слышишь их? Правда? Слышишь?
Я прислушался. Но ничего, кроме ветра и грома не услышал.
И тогда Лакримоса поднял Тима и прижал его к себе.
- Не бойся, мой хороший, - сказал он. - Это наш с тобой день. Пришло наше время. Мы с тобой полетим на грозу. Ты со мной? Решай.
И Лакримоса опустил кота на землю. И Тим подошел и прижался к его ноге.
 - Так я и знал, -сказал Лакримоса и улыбнулся.
Он посадил кота в корзину и, включив музыку, надел наушники ему и себе, а потом, разбежавшись, прыгнул.
И люди, стоявшие вокруг и смотревшие на грозу вдалеке и тарелку, неподвижно висевшую над землёй, вскрикнули.
Гранд каньон гремел и гудел, как огромный колокол. И бесконечные потоки воздуха сталкивались между его вечными отвесными стенами. Они сталкивались, и словно змеи устремлялись вверх.
И тут, среди этого беснующегося вихря, вынырнул кроваво-красный дельтаплан с орлом на крыльях. Лакримоса летел. Он летел навстречу грозе и навстречу огромной тарелке. Люди в ужасе закричали.
И тут наступила совершенная тишина. Такая тишина, которая наступает иногда во время смертельного боя. Когда стороны устали и им нужна минутка перерыва, чтобы потом наброситься друг на друга с новой силой и убить.
И в этой абсолютной тишине, на фоне сверкавших молний, летел кроваво-красный орёл. С Лакримосой и Тимом.
Они летели, приближаясь всё ближе и ближе к крутящемуся смерчу и висящей неподвижно тарелке.
Все молчали, поражённые этой картиной. А когда маленькая красная точка, казалось, слилась с огромным диском, в воздухе, там, далеко, произошла вспышка! Такой яркости. Такой силы. Такой ослепительной белизны. Что все зажмурились. А когда открыли глаза, то не поверили тому что увидели.
Ни тарелки, ни смерча, ни грозы не было. Ничего не было. А просто сияло ослепительное солнце. И опять пели птички. И почему то пахло озоном.
Поисковые партии неделю искали Лакримосу и его кота. Они надеялись найти хотя бы какие то следы, но никто ничего не нашел. Он, как будто, провалился сквозь землю. Будто и не было никакого Лакримосы. Никто, разумеется, не поверил в историю с тарелкой. Все считают Лакримосу и Тима погибшими...
Но я то знаю...
Я знаю.
Я иногда прихожу и сажусь на край обрыва, надеваю наушники и включаю Lacrimosa. И смотрю...
Я неотрывно смотрю вдаль, и иногда мне кажется, что я вижу там, вдалеке, кроваво-красную точку, летящую в бесконечность. И я знаю. Я знаю, что это Лакримоса и его верный Тим.
Кто знает, где они? В какой галактике или в каком измерении? И почему выбрали его? Я не знаю почему, но мне тоже хочется оттолкнуться от земли, расправить крылья и забыть то, что мешает нам стать свободными и понять смысл жизни.
Вот такая история. А о чем? Судите сами.
 
ОЛЕГ БОНДАРЕНКО
 
 
Танцуют все!
Танцуют все!
Танцуют все!
18.01.22 Рассказы и истории
    Мадам, и не просто там какая-то мадам, а мадам Клико (Clicquot), - из тех мадам, от которых голова идёт кругом и брызги шампанского. Если уж платить деньги, дамы и
Истории Гранд Каньона
Истории Гранд Каньона
Истории Гранд Каньона
15.05.21 Рассказы и истории
   Вы не были в Гранд каньоне? Как, вы никогда там не были? Разве вы не слышали такое выражение – увидеть Гранд каньон и умереть? А… Это о Париже? Ну, не важно. Я тоже
Трехдневный детеныш нерпы, потерявший маму, приполз к людям за помощью
  Совсем еще крохотного детеныша редкой балтийской кольчатой нерпы спасли в Петербурге   5 февраля этого года, сотрудник яхт-клуба «Балтиец» в поселке Стрельна заметил,

Вас также заинтересует:

Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
все шаблоны для dle на сайте dletop.com скачать