Поэтесса Юлия Жадовская. Любовь усыплю я.
28.03.2016 3 343 0

Поэтесса Юлия Жадовская. Любовь усыплю я.

Из жизни известных
В закладки

1:502

 

1:512

2:1017

 

2:1027

Считается, что женская поэзия – почти целиком явление эмансипированного двадцатого века. Анна Ахматова, Марина Цветаева, Зинаида Гиппиус… их громкие имена заслонили от нас "и многое и многих" - и не всегда заслуженно.

2:1437

 

2:1447

Меж тем и в патриархальном девятнадцатом были свои поэтессы – Анна Бунина (родственница "того самого" Нобелевского лауреата и автора "Темных аллей), Евдокия Ростопчина… или почти забытая ныне Юлия Жадовская.

2:1841



 

2:9

Родилась она 11 июля 1824 года; отец ее, отставной капитан-лейтенант флота, был человеком, мягко говоря, с причудами, и ярославское свое имение обустроил по собственному вкусу. Обыкновенные лестницы ему, привыкшему к морю, показались чересчур пологими – и в результате его переделок жена, уже носившая ребенка, однажды упала и расшиблась. А ребенок – девочка - родился инвалидом, без кисти одной руки.

2:745

Годом позже Юлия потеряла мать, умершую от чахотки, и отец, справедливо решив, что порядочного образования он девочке дать не может, позволил увезти ее к бабушке в деревню Панфилово. А оттуда она попала к тетке, любившей литературу и печатавшей стихи и статьи в солидных журналах – таких как “Сын Отечества” и “Московский Телеграф”.

2:1379

 

2:1389

Получив "изрядное", как тогда говорили, домашнее образование, Юлия некоторое время училась в костромских и ярославских пансионах, но кончилось все домашним репетитором – и первой любовью.

2:1741



Петр Миронович Перевлесский, окончивший Московский университет, преподавал русскую словесность и поощрял опыты своей ученицы. Он отослал два стихотворения Юлии в журнал “Москвитянин” – и они были напечатаны, а критика отозвалась о стихах с похвалой.

2:478

 

2:488

Наконец молодые люди решили объясниться с отцом, но тот, кичась дворянским происхождением, и слушать ничего не желал. Петру Мироновичу пришлось оставить дом Жадовских, и эту любовь Юлия сохранила в душе навсегда.

2:880
 
Любовь усыплю я, пока еще время холодной рукою
Не вырвало чувство из трепетной груди,
Любовь усыплю я, покуда безумно своей клеветою
Святыню ея не унизили люди…

 

2:1211

Стихи продолжали писаться, и имя Юлии мало-помалу становилось известным. Отец, узнавший о таланте дочери, неожиданно стал способствовать ее поэтическим занятиям, выписывать все, что появлялось тогда значительного в литературе, а потом, несмотря на ограниченные средства, повез в Москву и Петербург, где она познакомилась с Тургеневым, Вяземским, Аксаковым, Погодиным и другими известными писателями.

2:1948



Ее стихи стали печататься в "Москвитянине", "Русском Вестнике", "Библиотеке для чтения". В 1846 году в Петербурге вышел первый сборник ее стихотворений, благосклонно встреченный читателями и критикой. Многие стихи Жадовской были положены на музыку и стали популярными романсами ("Ты скоро меня позабудешь" Глинки, "Я все еще его, безумная, люблю" Даргомыжского, "Я плачу", "Сила звуков" и другие), а стихотворение "Я люблю смотреть в ясну ноченьку" стало народной песней.

2:846

 

2:856

Вскоре Юлия перешла от поэзии к прозе, опубликовав роман “В стороне от большого света” и несколько повестей – но успеха они не имели. Волна интереса к ее творчеству прошла, и Юлия вернулась в Ярославль – под опеку отца.

2:1277

 

2:1287

В те времена она стала прихварывать, и лечивший ее старый ярославский доктор Карл Богданович Севен однажды предложил ей руку и сердце. Это был скорее брак из жалости, нежели по любви – надзор отца стал для поэтессы мучением, и выносить его она более не могла.

2:1766

 

2:9

Карл Богданович, воспитанный в романтическом духе, и Юлия Валериановна прожили вместе двадцать лет – и хотя "новобрачный" искренне любил жену, истинное счастье для нее осталось позади.

2:355

 

2:365

Скончалась она в 1883 году, на два года пережив мужа, – и когда через несколько лет одна из наследниц решила опубликовать ее стихи, в редакции газеты их назвали старомодными – но все же напечатали. А ведь когда-то о них с похвалой отозвался Добролюбов, ценивший в стихах Жадовской "задушевность, полную искренность чувства и спокойную простоту его выражения".

2:1028

 

2:1038

Видимо, эти качества в полной мере оценил и писатель Иван Кондратьев, поставивший строки Жадовской эпиграфом к своей книге "Седая старина Москвы":

2:1309
 
Старине седой невольно Поклоняется душа... Ах, Москва родная, больно Ты мила и хороша.

И автор предисловия к "Седой старине", переизданной к 850-летию Москвы, замечает: "Сегодня о Москве редко кто так напишет. Я имею в виду не поэтическую форму, а душевность. Напишут либо будничное, либо выспреннее. А от души — что-то не встречал".

2:1922



 

2:9

Сейчас стихи Жадовской могут и впрямь показаться наивными… но, наверное, за те сто с лишним лет, что минули с тех пор, ушло от нас вместе с наивностью что-то еще, чего не заменишь никаким знанием жизни…

2:389

 

2:399

Я все еще его, безумная, люблю!
При имени его душа моя трепещет;
Тоска по-прежнему сжимает грудь мою,
И взор горячею слезой невольно блещет.
Я все еще его, безумная, люблю!
Отрада тихая мне в душу проникает,
И радость ясная на сердце низлетает,
Когда я за него создателя молю.

2:903

 

2:913
Н.А.НЕКРАСОВУ
 
Стих твой звучит непритворным страданьем,
Будто из крови и слез он восстал!
Полный ко благу могучим призваньем,
Многим глубоко он в сердце запал.
Он неприятно счастливцев смущает
Гордость и спесь восстают из него;
Он эгоизм глубоко потрясает, -
Верь мне - не скоро забудут его!
Льнут к нему чутким, внимательным ухом
Души, измятые жизни грозой;
Внемлют ему все, скорбящие духом,
Все, угнетенные сильной рукой...
 
(1848)
 
ЗАКОЛДОВАННОЕ СЕРДЦЕ
 
Что тебя обманывать напрасно:
Нет, не верь волненью моему!
Если взор порою вспыхнет страстно,
Если руку я тебе пожму, -
Знай: то прежних дней очарованье
Ты во мне искусно пробудил;
То другой любви воспоминанье
Взор мой вдруг невольно отразил.
Друг мой! Я больна неизлечимо -
Не тебе недуг мой исцелить!
может быть, могу я быть любима,
Но сама уж не могу любить!
Говорят, есть в свете злые люди,
Колдовства имеют страшный дар;
Никогда не вырвать уж из груди
Силы их неотвратимых чар;
Говорят, что есть слова и речи -
В них таится чудный заговор:
Говорят, есть роковые встречи,
Есть тяжелый и недобрый взор...
Видно, в пору молодости страстной,
В самом лучшем цвете бытия,
Я сошлась с волшебником опасным, -
Той порою сглазил он меня...
Произнес таинственное слово,
Сердце мне навек заговорил,
И недугом тяжким и суровым
Жизнь мою жестоко отравил...
(1847)

 

2:3434



Андрей Кончаловский и Юлия Высоцкая: Разница в возрасте – это не испытание
  У него до встречи с Юлей за плечами было уже четыре брака, пятеро детей, множество снятых фильмов и мировая известность. У нее – фиктивный брак с однокурсником и
Забытые имена: Татьяна Коршилова - ведущая
  Сегодня Татьяну Коршилову помнят разве что люди старшего возраста. А между тем Коршилова, помимо всего прочего, была ведущей одной из самых популярных передач на
Марина Цветаева  - Я больше не могла жить...
    Вряд ли в русской литературе найдется другая поэтесса, которая так хотела быть любимой и выразила эту отчаянную жажду любви в гениальных стихах. Правда, она не

Вас также заинтересует:

Комментарии (0)
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
все шаблоны для dle на сайте dletop.com скачать