Рассказы и истории

«Непокоренный» - моряк, всю войну прошагавший по земле!

Автор: Лена 09 май 2017
294

 

Даже теперь, когда Юрия Александровича не стало, он, непокоренный, по-прежнему несет свою вахту. Его колючий и твердый взгляд будто говорит нам, ныне живущим: «Помните нас. Мы стояли за наше Отечество насмерть!»


Ему посвящена знаменитая картина - «Непокоренный». Автор - народный художник России Василий Нестеренко.

 

Одна из немногих картин о войне, где персонажем становится не выдуманный, а настоящий герой. Старый моряк вглядывается вдаль на берегу холодного океана, ветер развивает его бушлат, а он, в бескозырке, по-юношески стройный, стоит со сжатыми кулаками, вся грудь - в боевых наградах.



Юрий Александрович сам себя называл «моряком, всю войну прошагавшим по земле». Бои под Сталинградом, участие в зимней операции под Орлом, Смоленщина, Белоруссия. Фомичев первым среди морских пехотинцев вошел Минск.

- Всегда, когда трудно в России, моряки оставляли свои корабли и шли в бой. Если моряки что-то взяли, то не отдают. Хоть мертвые, но воюют, - говорил ветеран.

Даже в 85 лет он оставался строен и подтянут - так что форма, бережно хранимая со времен военной юности, была ему всегда впору. Кстати, благодаря своему высокому росту, летом 41-го 16-летнему подростку удалось умолить военного комиссара взять его в армию.

Из воспоминаний:

«Родился в Москве на Семеновской заставе в Медовом переулке. В старину здесь готовили меды для царского двора. Рос сильным, крепким. Во время летних каникул в деревне работал на полях и в кузнице молотобойцем.

В начале войны я попытался попасть в Красную Армию, но из военкомата меня прогнали. Я не успокоился, целыми днями пропадал во дворе военкомата, провожая партии призывников. И вот однажды, в конце июля, в команде не хватало одного человека. Военный комиссар, увидев меня, сказал:

«Вот тебе сорок минут, чтоб в этот промежуток времени был здесь с вещами». Через 35 минут я уже встал в строй.

Поздним вечером нас погрузили в поезд. Распределили меня в радио-школу на Русский остров. Но так как я был радиолюбитель - «коротковолновик», то меня досрочно аттестовали и распределили в дивизион «плохой погоды», на сторожевой корабль «Метель».

 

И тут до меня совершенно случайно дошла новость, что формируется отряд для отправки на Запад. Но надо быть обязательно хорошим спортсменом. У меня уже было второе место по конькам, были с собой грамоты. Я подал командиру рапорт о зачислении меня в отряд. И как новичка, от которого еще неизвестно что ожидать, меня списали с корабля, и я был зачислен в этот отряд.

В конце августа мы были уже на Западе и прямо с колес нас бросили в бой. Нужно было заткнуть «дыру». За три дня от нас осталась неполная рота, но немцев мы не пропустили.

 

Нас сняли с передовой, и часть отправили в Вологду, а часть в Ленинград, в Кронштадт, куда попал и я. Здесь заканчивала формирование четвертая бригада морской пехоты особого назначения.

В конце сентября нас направили в район Невской Дубровки. Был получен приказ форсировать Неву и выйти на соединение с Волховским фронтом, не дать замкнуть второе блокадное кольцо вокруг Ленинграда.

В ночь с 15 на 16 сентября, прикрываясь туманной дымкой, началось форсирование Невы.

 
Так и стояли здесь моряки насмерть. Дальше немец не прошел. Бой без перерыва круглые сутки. Артобстрелы, непрерывные атаки. Раненых не успевали отправлять на правый берег, многие погибли во время переправы. Мертвых складывали в воронки от крупнокалиберных снарядов.


На пятый день боев я был ранен, перебита подключичная артерия, уже ближе к вечеру меня удалось переправить на правый берег, а там самолетом в Москву, в госпиталь. Только поэтому я остался жить.

Благодаря этому плацдарму, была организована «Дорога жизни», и Ленинград получил продовольствие и вооружение, а обратно вывозили истощенных голодом детей и взрослых.

Это один из самых кровавых участков войны. За время до декабря 1943 года, когда была прорвана блокада Ленинграда, на пятачке погибло около 40 тысяч» человек.


«Вы, живые, знайте,
Что с этой земли мы уйти не хотели и не ушли.
Мы стояли насмерть у темной Невы.
Мы погибли, чтоб жили ВЫ»

(Из книги Юрия Фомичева «Память не стынет».)

Едва оправившись, отважный моряк уже принимал участие в контрнаступлении под Москвой. Второе ранение, госпиталь, снова в строй, еще ранение, - и так пять раз подряд. И каждый раз из госпиталя его ждала родная морская пехота.

Ранение в бою за Сейсин (корейский порт) едва не стоило ему жизни. В результате тяжелейшей контузии Юрий Фомичев год не мог передвигаться на ногах, полгода не владел речью.

 

Но пройдя жернова войны, и, вопреки всему, оставшись в живых, гвардии главный старшина, кавалер Ордена Красной Звезды и Красного Знамени, ордена Отечественной войны 1 степени Фомичев, верный традиции моряков, не собирался сдаваться. Он был молод и страстно хотел жить.

На момент окончания войны ему едва исполнилось двадцать лет!

Пробыв год в роли инвалида 1 группы, Фомичев перевелся на вторую, рабочую и начал учиться жить по-новому, вне войны. С таким же упорством и усердием…

Каждый год 9 мая высокая фигура (рост - 189 см.) седовласого матроса с бескозыркой на голове возвышалась над всеми пришедшими отпраздновать этот великий день. Он был живым напоминанием, символом мужества и стойкости настоящего воина.

 

Он рассказывал о войне мало, скупо - чаще в стихах, которые сам и писал. О его боевом пути гораздо красноречивее могли поведать боевые награды, закрывающие почти полностью могучую грудь моряка.


 

В 2012 году в возрасте 86 лет гвардии главный старшина Фомичев Юрий Александрович ушел из жизни. Но память о «Непокоренном» герое остается в наших сердцах.

Бои…бои…и в день,и в ночь…
Гранат, патронов мало…
Но гнали, гнали немцев прочь,
В нас молодость играла.

Гвардейцы - детищеПетра,
Мы - Ушакова внуки,
Наш клич «ПОЛУНДРА»и «УРА!»
Ласкает сердца звуки.

Бои…начало января,
С Москвы осада снята…
Встречай, Смоленскаяземля,
Матроса и солдата.

(из сборника Ю.А.Фомичева «Память не стынет»)

  • Не нравится
  • +4
  • Нравится

ЕЩЕ НА ЭТУ ТЕМУ:

Валаам - страшная цена Победы...

Валаам - страшная цена Победы...

  Мало, кто знает, что на острове Валаам, Карелия, находился интернат для инвалидов Великой отечественной войны. Это было очень страшное место, в котором
Дед Вася - орденоносец, который не воевал...

Дед Вася - орденоносец, который не воевал...

  Расскажу старую историю, что случилась со мной годы назад. Надеюсь, тот совет, что ты в ней найдёшь, придаст ТЕБЕ СИЛ и УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ! Судьба

Мама, ты знаешь, под вечер
Хочется больше тепла…
С детством короткую встречу,
Жаль, мне судьба не дала…
Хоть бы на миг окунуться
В море улыбок простых…
Там не за деньги смеются…
Не предают ради них…

Мама, теперь по-другому
Нужно детей воспитать…
От равнодушия кому
Можно легко схлопотать…
Нужно учить защищаться…
Сдачу давать, если что…
Нужно учить – не сдаваться,
Чтоб не продаться потом…

Это другая реальность…
Здесь не советский союз…
Пошлость, цинизм, аморальность…
Я за сынишку боюсь…
Мама, любви не осталось…
Люди стреляют в людей,
Чтобы страна не распалась,
Ради бредовых идей…

В это поверить не просто…
Хочется в детство назад…
Неприкасаемый остров –
Двор самых честных ребят…
Мы друг за друга стояли,
Без предоплаты, стеной…
Выросли – спинами стали…
Каждый – не свой, не чужой…

Мама, а помнишь, весною
Шли на победный парад:
Там ветераны-герои,
С лентой Георгия в ряд,
Гордо стоят на параде,
Их уважают и чтут…
Мама, сегодня, не глядя,
Прошлому в спину плюют!

Мам, этот мир искалечен…
Как же бороться со злом?
Может хотя бы под вечер
С кем-то делиться теплом?


Стихи хорошие, но грустно как-то после прочтения... Мне кажется, сейчас уже другой настрой в стране.


Лена, не настрой другой, а дети всё хуже знают историю...


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
РАЗДЕЛЫ САЙТА
Кто онлайн
Всего на сайте: 98
Пользователей: 0
Гостей: 98
РЕКЛАМА
ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕМЫ
по просмотрам по комментариям
МЫ В СЕТЯХ
soc soc soc soc