Меню
  • Главная
  • Разделы сайта
  • Форум
  • Помощь новичкам
  • Все о сайте
  • Картинки
  • Фотогалерея
  • Администрация
  • Обратная связь
  • Рассказы и истории

    Дед Вася - орденоносец, который не воевал...

    1 698

    1:502

     

    1:507

    Расскажу старую историю, что случилась со мной годы назад. Надеюсь, тот совет, что ты в ней найдёшь, придаст ТЕБЕ СИЛ и УВЕРЕННОСТИ В СЕБЕ!

    1:761


    Судьба свела меня с одним стариком... Он был не молод. В год нашего знакомства ему исполнилось 87. Пришел сам, без палочки.
    Познакомиться нам помог его внук, попросивший помочь старику принять «приглашение на парад».
    Парад?.. Приглашение?..

    1:1198


    Учитывая то, как сильно помогал мне в некоторых делах его внук, я согласилась без оговорения подробностей — выясним всё на месте.И вот — напротив меня сидит Василий Андреевич.

    1:1525




    Василий Андреевич до пенсии работал настройщиком станков. И после выхода на пенсию так же работал настройщиком станков. А на войне Василий Андреевич не воевал — по его словам...

    1:330


    Встречаю у порога, помогаю пройти в мой маленький кабинет на первом этаже... Человек — «в возрасте», ни к чему вынуждать его подниматься по лестнице на второй этаж, туда, где я обычно встречаюсь с людьми. На первом кабинет у меня совершенно крохотный, простой, но уютный. Здесь я обычно читаю.

    1:864


    Василий Андреевич проходит, и, с порога, предвосхищая все мои слова, спрашивает, будто попал в больницу: «Где мне садиться?».
    Вопрос риторический — в комнате мой стол со стулом, большое мягкое кресло для посетителей напротив моего стола, окно, и три книжных полки. Молча и доброжелательно показываю старику ладонью на кресло для посетителей.

    1:1492


    Садится. На лице пробегает выражение явного облегчения от того, что удобно устроился в кресле. И будто подобрел немного. Сидит в кресле прямо — спину держит так, что нынешней молодежи ещё поучиться у него надо. Голос уверенный, твердый, но... какой-то... ДОБРЫЙ. Такой, будто всё понимает... А руки-то дрожат... М-да... И это портит всю картину уверенности, что он создает. Вижу — старик крепкий, но... что-то не так у него в душé.
    — Я поговорить согласен потому, что внук настаивал! Пришёл на встречу, чтобы он успокоился! — сердито и уверенно, без вступления, сам, начинает беседу Василий Андреевич своим старческим голосом.

    1:2615




    Молча слушаю. Старик о чем-то своём задумался на секунда, вздохнул, и продолжил:
    — Замучил он меня с этим приглашением, говорит — НАДО!.. А я против, я свою жизнь марать на старости не стану! Но, ТАК он меня замордовал уже с этим парадом, что мы с ним договорились: я к Вам приду, и, если после нашей встречи буду так же против — А Я БУДУ ПРОТИВ(!) — он отстанет. Так что давайте, побыстрее начинайте, — мне мозги не промыть, я битый.

    1:776


    У меня от такой тирады — ступор. Вот бывает — приходит человек и КАААААААААААК СКАЖЕТ что-то.... Выражаясь языком Франчески: «хоть стой, хоть падай»...
    Сажусь за стол — смотрю на Василия Андреевича.

    1:1140


    Высокий, худой старик. Светло-серый костюм, который был когда-то в пору, а сейчас висит на нем, будто старый флаг в безветренный вечер на древке... С возрастом люди часто сильно худеют. И красиво сидящий когда-то костюм, стал похож на мешок. Лицо худое, тщательно выбритое, щеки впалые... Глаза серо-голубые, в глазах — ум. И этот ум — единственное, что меня хоть немного в старике однозначно радует, потому, что сама картина — немного грустная... 86 лет. ГОСПОДИ! ДА ОН ЗАБЫЛ БОЛЬШЕ, ЧЕМ Я ВИДЕЛА!
    — Василий Андреевич, может, чаю? — начинаю я...
    — ЗУБЫ МНЕ НЕ ЗАГОВАРИВАЙ! — неожиданно твердо отвечает старик, глядя мне прямо в глаза, — Давай скорее говори, что хочешь — и я пойду, дел много! —

     

    1:2393



    Хм ...ну да — в 86 лет дел много.))) И все эти дела требуют внимания таких вот, гладко выбритых стариков со впалыми щеками, в идеально отглаженных рубашках и серых костюмах. (Мне говорили, что жена его умерла несколько лет назад. Кто ему рубашки гладит? Сам?..).

    1:465


    — Василий Андреевич, скажу честно — я совершенно не в курсе ситуации. С Вами встречаюсь из уважения к Вашему внуку. Знаю — Вы правы хотя бы потому, что прожили долго и пережили много... Так что всё Вы знаете лучше внука, и, если мы тут просто посидим немного — внук Ваш и от Вас отстанет, так что давайте просто поболтаем, и я вернусь к моим делам, а Вы — к Вашим!)))
     

    1:1129

    Старик пристально смотрит на меня и я ощущаю себя одним из тех станков, что он настраивал всю жизнь... Что ж, он хотя бы слушает, продолжим...
    — Василий Андреевич, мне, чтобы от внука отбиться, чтобы убедить его в Вашей правоте, нужно хотя бы понять — что за история с этим парадом? Отчего Вы с ним спорите?.. Мне нужно знать хотя бы суть спора!
    Да, понимаю — речь моя «шита белыми нитками» и бред редкостный, и понятно, что я дурака валяю — но что ещё остаётся делать?! Этот 86-летний настройщик станков будто видит меня насквозь, и я не рискну на него давить. Он прожил жизнь и заслуживает право на СОБСТВЕННЫЕ РЕШЕНИЯ. Как бы печальны они ни были... Предполагаю, что сейчас он мне КА-А-АК ответит!.. Но... Происходит что-то НЕВЕРОЯТНОЕ!

    1:2451


    Василий Андреевич обмякает. Его твердая спина расслабляется, он (предварительно обернувшись назад) позволяет себе опуститься в объятья кресла и усталым, тёплым голосом говорит:
    — Измучил он меня! В этом году парад будет ветеранов войны, а их ведь совсем уже не осталось — померли почти все. И вот власти вспомнили про нас, про тех — кто войну пережил, но на фронте не был. И нас — будто ветеранов, на парад зовут. Я бы пошел — но Я-ТО НЕ ВОЕВАЛ!!! Чего мне там делать-то?! Позориться?! Люди ведь подумают — что я тоже нацистов бил, а я в тылу отсиживался!.. — и так он это страстно, измученно, с какой-то стыдливой горечью говорит, будто ему физически больно.
    — Василий Андреевич, а сколько Вам лет было, когда война началась? - осторожно спрашиваю...
    — Шестнадцать... — обреченно и горестно отвечает он. — Я как узнал, что война, у бригадира на заводе сразу давай отпрашиваться в военкомат, а тот уперся — «НЕТ! Ты тут нужен!». Ну, я и сбежал в добровольцы записываться. А бригадир, он умный был — позвонил в военкомат заранее, только я там объявился — меня сразу в машину посадили. Думал — в тюрьму везут, всё!.. А привезли назад на завод — высадили у проходной, и майор — старый такой — говорит зло: «ВОТ ТВОЙ ФРОНТ! А ну, пшёл работать! Быстро!». Ну... я и... — «пшёл»... так всю войну и проработал... — печально рассказал мне Василий Андреевич.
    — Василий Андреевич, а что Вы на заводе в войну делали?
    — Да... хернёй всякой маялся! Сижу на куче взрывателей к гранатам и под лупой их проверяю! — отвечает.
    — ЧЕГО?!?! — обалдеваю я.
    — ОЙ! Да ты не поймешь! Там, во взрывателе пружинка, боёк и шарик такие были, и надо было в лупу проверить, что всё на своих местах верно стоит. В процессе производства — бывал брак. Если всё верно стоит, на нужном месте — взорвется у бойца граната. А если что-то не так — значит брак на заводе получился. Боец гранату кинет — а она не взорвётся! Брак — бывает, это случается...

    1:3427





     
    Старик помолчал, вздохнул и продолжил (я лишь примерно, по памяти привожу технические детали его работы — не они были главными в разговоре и не то, что именно он делал, и какие там были шарики-пружинки):
    — Так вот моя работа была — проверять взрыватели гранат на брак. Чтобы всё, что из завода выходит — гарантированно работало в бою. А всё ж надо было быстро делать, фронт не ждал... Ну вот, я для быстроты и проверял всё так: из ящика взрыватель беру, в лупу на свет изучаю. Если брак — кидаю в ящик с браком (только сначала надо там штуку одну было выкрутить, а то я швырну — взрыватель и взорвется!), а если всё хорошо — прям под ноги и кидаю исправный взрыватель. Несколько раз за смену малыши приходили и по цеху исправные гранаты и взрыватели на упаковку собирали-относили. Ну, а пока они не пришли — мы в цеху прям вот среди куч гранат и взрывателей и сидели. В одном углу цеха мы взрыватели проверяли, в другом углу пацаны проверяли гранаты. Как ни разу ничего не взорвалось — сам сейчас не понимаю, к концу дня глаза огнем горели, смотреть больно было... — задумчиво закончил Василий Андреевич.
     

     
    — А много работали? Во сколько домой возвращались? — провоцирую я его, предполагая ответ...
    — ДОМОЙ?!?! — язвительно хохотнул мой собеседник. — ДОМОЙ В ТО ВРЕМЯ НЕ ХОДИЛИ!!! Вон, за станком лежанка — пойди и поспи... часа четыре... — горько продолжает Василий Андреевич. — У нас шутка такая была — «Ты домой идешь? Да надо бы на этой неделе сходить!»
     
    Я молчу. Что можно мне сказать человеку, пережившему такое?..
     
    — И что, вот так все 4 года войны? — спрашиваю.
    — Нет, конечно! Только первые два! Потом к нам эвакуационные приехали — я пару парней посмышлёнее отобрал, научил, а сам стал станки настраивать. Мужики-то все на фронт ушли, а меня перед уходом кое-чему научили. Ну вот я и работал за них. А они там гибли... А я отсиживался! — горько говорит он.

    3:4373



     

    3:4


     

    4:514

    — Ну так у Вас свой фронт был. Вы им для победы всё создавали, разве нет?! — вопрошаю.
    — НЕТ! Они там гибли! А я только медальки получал! — отвечает злобно.
    — И что, много «медалек»? — спрашиваю.
    — Штук тридцать, ну и немножко орденов еще... Штук 5 орденов... — отвечает безразлично.
    — СКО-ОЛЬКО?!.
     
    В общем, выяснилось, что у Василия Андреевича, в его «парадном» варианте ВЕСЬ ПИДЖАК В НАГРАДАХ!

    И это не какие-то юбилейные значки — НАСТОЯЩИЕ НАГРАДЫ!

    Есть даже одна, «За отвагу» — когда он поймал голыми руками фашиста, который в вагоне поезда на завод, в тыл, приехал.

    — Да он со страху в вагон на фронте прыгнул, — недовольно кривясь рассказывал Василий Андреевич. — Он прыгнул и к нам неделю ехал, жрать ему было нечего, воду из бочки в вагоне пил. А когда понял, что в самом центре страны оказался — сам сдался, мне всего-то было нужно — сзади подкрасться, на спину прыгнуть, автомат отобрать, скрутить его, ремнем связать и до проходной завода доставить! — будто о проступке своем виновато рассказывал старик.
     
    — Василий Андреевич, а как думаете: без Ваших гранат, что Вы сутками проверяли — победили бы тогда солдаты фашистов? — спросило я.

    — Ой! Вот я таких как ты — сто раз уже слышал! НЕ БЫЛО БЫ МЕНЯ, ДРУГОЙ БЫ ПРОВЕРЯЛ! — ответил старик морщась.

    — Ну так Вы-то были, да?.. И именно ВАШИ ГРАНАТЫ взрывались. И ВАМИ настроенные станки патроны делали. Хотите или нет — НО ВЫ СВОЙ ВКЛАД ВНЕСЛИ, значит и на парад Вам по праву пойти... Парад для того и делается, выказать уважение тем, кто ЧТО-ТО ДЕЛАЛ, кто СВОЙ ВКЛАД В ПОБЕДУ ВНЁС!

    И тут, у старика слезы на глазах, и он мне так доверительно, в пол-голоса, говорит, подавшись вперед:
    — Ну так я же не воевал, понимаешь?! Они там погибнуть могли, а я просто много работал, и все! — и в глазах обида.

    И я решилась поступить совершенно против всех правил и цинично поманипулировать. Читала я о таких проверках взрывателей, что старик «гранатами» иногда называет...
    — Василий Андреевич, а Вы что — единственный на заводе гранаты проверяли? — спрашиваю.

    — Нет! Ты что, совсем дурак, что ли?!! Как бы я один, да на весь завод?! Много и заводов было и работников... Вот друг у меня был — тезка, Вася Павлущенко — в соседнем цеху сидел сутками, как я, в закутке из трех бетонных стен... взорвался! Черт его знает, от чего это случилось... Взорвался....... Мне от него только шарф остался — он им укутывался, в цехах холодно было. Многие и в тылу гибли — всякое случалось. Человек усталый, он ошибается... Так что — кого придавило, кого станком покалечило...

    Я молчу. Смотрю на него и ком в горле.
    — Чего вылупилась?! — спрашивает сердито.
    — Просто смотрю на того, кто не взорвался... И не воевал... — отвечаю сдавленно.
    Молчит. И глаза в слезах.

    — Ты чаю предлагала — так неси! Сколько ждать можно?!. И вино у тебя есть? Только я немного, красного и сухого! Замучали вы меня с этим дурацким парадом!!! Хер с вами — пойду!

    За вечер мы выпили целую бутылку красного сухого вина... И я узнала, какие жуткие объявления висели в те времена на улицах («...Меняю золотые запонки, обручальное кольцо, серебряную маленькую ложечку и детские ботиночки, ни разу не ношеные, на продукты...»).  И как Василия Андреевича за горсточку медного купороса чуть в лагеря не сослали. И много ещё такого, что даже не напишу тут.  Волосы дыбом встают от таких подробностей.
    А под конец, когда мы, наговорившись и наоткровенничавшись, расставались, дед Вася (как он мне разрешил себя называть) обнял меня и сказал тихо на ухо: «...Ты думаешь я не вижу, что вам всем сейчас так же трудно, как нам было? Вижу! Вы молодцы, тоже держитесь!.. Так и надо. Слабину дашь — она тебя и сожрет!».

    Мне кажется вот эти слова — были самым ценным его подарком  ДЛЯ НАС:
    «Слабину дашь — она тебя и сожрет!».
    Ну что, ты всё ещё думаешь, что у тебя тяжелая жизнь?..
    ----
    На парад пойдем в мае вместе. Я буду стоять среди зрителей, а Василий Андреевич пройдет в ряду ветеранов.
    —Только я эти бирюльки не надену, и не проси меня!!! — сказал он строго. — Шарф Васи вокруг шеи повяжу — пусть он тоже пройдет со мной, заслужил, на том и хватит с меня настоящих наград! — сказал мне мой дед Вася на прощанье, скрывая слезы...

    PS: Наша встреча с Василием Андреевичем состоялась в январе 2012. А летом 2013-го он скончался...

    Вот такой грустный рассказ.....

    4:8146



     

    4:4

    5:510
    • Не нравится
    • +29
    • Нравится

    ЕЩЕ НА ЭТУ ТЕМУ:

    Пять метров до краюшки хлеба…

    Пять метров до краюшки хлеба…

      Моя приятельница Ольга, сказала мне как-то о моей матери: «Завидую я ей. Вышла замуж за твоего отца, как за каменную стену. И прожила с ним
    Бабушкина шаль (стихи и рассказ)

    Бабушкина шаль (стихи и рассказ)

       Я бабушкину старенькую шаль На плечи в холода накину. Давным-давно умчалось детство… Жаль…   Воспоминания тревожат без

    ВАС ТАКЖЕ ЗАИНТЕРЕСУЕТ:

    1. Труженики Тыла,
      Вы не воевали,
      Но до капли силы
      Фронту отдавали!
      Сутками с завода
      Вы не выходили,
      Фронту и народу
      Вы оплотом были!
      Женщины, подростки
      У станков стояли,
      Но мужскую, взрослую
      Норму выполняли!
      Токаря-мальчишки
      Воевать мечтали,
      Трудовые книжки
      Их не отпускали...
      Всю войну бессменно
      У станков ребята,
      Ведь завод - военный,
      И они – солдаты!
      А на фронт податься
      Права не имели,
      С этим разбираться
      "Органы" умели...
      Труженики Тыла,
      Вы не подкачали,
      Как ни трудно было,
      Станки не выключали,
      Чтоб танки, самолёты,
      Пушки и снаряды
      В срок поставить фронту, -
      Бить врагов заклятых!
      И с оружьем вашим,
      Политом слезами,
      Там, на фронте, наши
      Родину спасали!

      Нина С.


    2. Простите. текст расплывается в глазах...и клавиатуру плохо видно...


    3. Отдадим же им дань за лишения и беды.
      Они тоже с войсками ковали Победу!

      c:documents and settingsuserрабочий столкнкнигиa89fa5f42aa32847687bbc3c4b5.jpg

      c:documents and settingsuserрабочий столкнкниги48496375_0_388e_6175ae1a_xl.jpg

    4. Господи, какие же они несгибаемые и в то же время человечные эти "деды Васи". Поклониться, хочется, каждый раз, да вот все меньше и меньше их становится.

    5. СПАСИБО ЗА ТЕМУ!!!!!!!! МОЯ МАМА В ВОЙНУ ПОМОГАЛА В БОЛЬНИЦЕ СКАТЫВАТЬ БИНТЫ,ТАК ЛОВКО У НЕЁ ПОЛУЧАЛОСЬ И РАНЕНЫМ УСПЕВАЛА ПОМОГАТЬ,ДА ЕЩЕ РОМАНСЫ ПЕЛА ПОД ГИТАРУ.ПОКОЛЕНИЕ СИЛЬНЫХ И ОЧЕНЬ ДОБРЫХ ЛЮДЕЙ!!!!!!!!!!!!!!

    6. Спасибо! Очень поучительная и трогательная статья.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    РАЗДЕЛЫ САЙТА
    Кто онлайн
    
    Всего на сайте: 24
    Пользователей: 0
    Гостей: 24
    РЕКЛАМА
    ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕМЫ
    по просмотрам по комментариям
    МЫ В СЕТЯХ
    soc soc soc soc soc